Рекордная густера

Густера В тот год январские морозы явно загостились в Ростовской области... На моем ЛуАзике мы отправились на урочище Маныч, состоящее из системы водохранилищ с речками и каналами. Конечный пункт — песчаный залив Пролетарского водохранилища, где для рыболова настоящее раздолье. Познакомившись однажды с председателем местного совхоза, мы постоянно останавливаемся в одной из кошар, примыкающей прямо к заливу...

Как всегда нас встретил дружный собачий лай и вышедшие навстречу хозяева, сразу пригласившие к обеду. Наскоро перекусываем и, погрузив на сани все необходимое, спешим на лед.

Морозец небольшой, градуса три — четыре, дышится легко. На пути к намеченному месту решаем поблеснить окуня. На четвертой лунке я вытягиваю на лед ямного окуня граммов на триста. Единственного. Славка, находясь от меня метрах в пятидесяти, уже успел натаскать из одной лунки полтора десятка увесистых горбачей — видать, напал на хороший косяк. У другой его лунки, просверленной метрах в двадцати от первой, заплясали еще более увесистые «лапти»!

В это время вороны-воровки, словно нехотя, приближаются к окуням, оставленным у первой лунки. Я свищу напарнику, но одна из ворон успела мастерски ухватить самого крупного окуня и понесла его низом к лесополосе. Славка замахал руками, но поздно...

Своим давним проверенным приемом я сверлю десять лунок в ряд и начинаю блеснить. Ни одной поклевки! Может, по «белой» рыбе повезет? Вот примерно то место, где можно сесть на тарань. Опять сверлю десять лунок в ряд, но проверяю их не блесной, а удочкой. Длина удильника 70 см, поплавок, небольшая катушка с леской сечением 0,2 мм, на конце — свинцовая мормышка «капля» с крючком № 5, а выше нее — 12-ти см на поводке длиной 6 см и сечением 0,15 мм-крючок № 4,5. На мормышку насаживаю червя, на крючок поводка — два опарыша. Проверив все лунки, только на трех поймал рыбу: на одной — среднюю густеру, на другой — три небольшие тарани, на третьей — четыре тарани покрупнее. Здесь и «бросил якорь», то есть окончательно подсыпал прикормку.

Клев начался сразу и уже через несколько минут в специальной бидончик для живцов я забросил три десятка мелкой рыбешки. Крупной тарани не попадалось, и я не мог понять, в чем дело. У Славки, расположившегося от меня метрах в тридцати, дело обстояло еще хуже, — навалилась мелкая густера. Хотели сменить место, но уже вечерело.

Перед уходом со льда решили поставить на ночь жерлицы. Славка ушел под противоположный берег к камышам, хотя я уговаривал его поставить жерлицы здесь же, на глубине, что вскоре и сделал. Мне казалось, что здесь должна обитать ямная щука, но проверить это предстояло лишь завтра. К кошарам мы двинулись, когда уже стемнело.

Ужин был хорош: горячий украинский борщ и жареная баранина с картошкой. Весь вечер мы обсуждали рыбалку, прикидывая, куда подевалась крупная тарань. Спать легли рано, чтобы встать затемно.

К утру значительно потеплело, на льду образовались небольшие плешины луж. Мы долго искали свои места, шаря лучом фонарика по раскисшей поверхности водоема. Наконец, я возле своей лунки. Засыпана прикормка. Что же насадить на крючок? Вспоминаю, что с собой имеется кусок свиного легкого, оставшийся от последней рыбалки. Но когда я раскрыл пакет, в нос ударил спертый запах — легкое испортилось. И все же я нарезал несколько кусочков, и один насадил на мормышку; на крючок поводка -парочку распаренных зерен перловки.

Не успел поплавок успокоиться, как последовала резкая поклевка: поплавок ушел вглубь сантиметра на три и замер в таком положении. Я знал, что так клюет крупная рыба. Короткая подсечка и... зацеп. Еще чего не хватало! Но с некоторым усилием леска осторожно пошла вверх. Вдруг я почувствовал сильнейшие рывки. Борьба с попавшейся рыбой, казалось, продолжалась целую вечность: только поднимешь ее на метр, как она снова выравнивает свое положение. Чтобы вытащить трофей на лед, пришлось воспользоваться багориком. Это оказалась громадная тарань: безмен указал на 1 килограмм 350 граммов — мой личный рекорд.

Вот вам и испорченное легкое! В тот день я поймал на эту необычную насадку десятка три отборной тарани. А с жерлиц снял двух судаков по два кило и трех щук, самая крупная из которых потянула на... 12 килограммов. В то же время Славка со своих жерлиц снял трех щучек граммов по пятьсот. Долго же он сетовал, что не послушал совета остаться ловить на яме...

Владимир Копылов,
г. Краснодар


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань