Такая беззащитная щука

В первых числах мая забросила меня как-то судьба на берег маленького мелководного озерца, соединенного узкой протокой с Финским заливом. Сидели мы с приятелем с ружьями в ожидании селезней. Уже подходили к концу сроки весенней охоты, а потому и селезни были осторожны, попугали их охотники. Наконец решили перебраться на соседнее озерцо. Оно со всех сторон густо обросло кустарниками, как естественной оградой от непрошенных гостей.

Мы еще не продрались сквозь живую изгородь, как услышали сильные всплески. Однако, раздвинув кусты, уток на озерце не увидели. Низко над водой с криком носились чайки, большие, с широкими серыми крыльями, а вода то и дело вспенивалась бурунами, и в них мелькали темные спины, увенчанные плавниками. Озеро буквально кишело рыбой, пенилось от ее обилия. Шел нерест щуки. Мне не доводилось никогда ранее видеть такой картины. То одна, то другая большая чайка, взмыв вверх, камнем бросалась к воде и тяжело выныривала обратно, держа в клюве довольно крупных рыбин. Лететь далеко чайки с добычей не могли. Располагались тут же на камнях, выступающих из мелководья, и начиналось пиршество, а рядом ждали своего часа и большие вороны.

Когда чайка, вдоволь налакомившись, взмывала с камня, оставляя на нем исклеванную щуку, дело продолжали вороны. Всплески, резкие крики чаек, шумящий под ветром лес — все это создавало неповторимую картину. Припомнилось, что мне и раньше нередко приходилось встречать на больших валунах, выступающих из воды тихих лесных озер и заводей, иссохшие скелеты довольно крупных рыб. Я еще тогда задумывался над вопросом, откуда они взялись. И вот ответ — большие морские чайки в пору нереста щуки запросто разделываются с килограммовыми рыбами. Остатки трапезы чаек доедаются сначала воронами с сороками, потом насекомыми и остаются на камнях чистые, обмытые дождями щучьи скелеты, пока сильные осенние ветры не сдуют их с камней.

Вот такой беззащитной даже перед чайками становится щука в пору икрометания. Та самая щука, которая в обычное время наводит страх не только на всех рыб, но достается от нее и птенцам тех же чаек, утятам... А в пору своего нереста самая хищная и крупная рыба наших российских пресных вод оказывается совершенно беззащитной. И этим, увы, пользуются не только чайки. Ходят по камышам Ладожского озера и многих других озер и речек «лихие ребята» с двустволками. Гремят выстрелы — это браконьеры бьют нерестящуюся щуку. По мелководью бродят в резиновых сапогах «истребители щук» с острогами. Иной раз их ловят инспектора рыбохраны, составляют акты, отбирают улов... А браконьеры ухмыляются. Спустя час еще десяток забитых щук вполне компенсирует штраф и отобранную острогу.

Но придет время, и щука свое возьмет! Пресса сообщала о щуках, которые таскали рыболова в лодке по водным просторам, заглатывали собак и кусали рыболова-неудачника за нос. Это скорее из рыболовных баек. Но ведь нет дыма без огня! За летний период щуками будет сломано еще не одно удилище, оборваны многие километры самых, казалось бы, надежных, лесок, откусано множество блесен, воблеров, твистеров... Святая щучья месть!

Андрей Пронин


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань