Невиртуальные спутники

Содержание

  1. Начинается
  2. Если бы, да кабы...
  3. Ночёвка в болоте на Покров
  4. Сомнение
  5. Кульминация
  6. Утренние трофеи
  7. Самонадеянность
  8. На пределе возможностей
  9. Ночной налёт
  10. Выбор ружья и компановка патронов
  11. Сложности быта и охоты
  12. Невиртуальные спутники


Забрался в отдалённое болото на осеннюю гусиную охоту. И не только на охоту. Здесь у меня потаённое место для внутренней стабилизации всего организма после всяческих неурядиц, неприятностей, накопившихся за год. Здесь на первозданной Природе оттаиваешь, набираешься жизненного элексира бодрости и хорошего самочувствия. Ещё Пришвин писал, что находясь в верховом обширном малопосещаемом болоте кажется, что человечество на Земле ещё не появилось. Мне особенно близки эти строки. Ведь и у себя на Родине в Западной Сибири главные наши охоты были именно в болотах (по-сибирски — в рямах). Нас сюда на границу с Вологодчиной приезжает трое-четверо отшельников. На 3-5 дней такую поездку не организуешь. Потребуется минимум две недели. А в смысле добычи трофеев (гусей) — многое зависит ещё и от погоды. Подкатит южный циклон — и надежды на успех становятся призрачными. Только усидчивость и спасает. Но такие охоты не для каждого, Непросто быть в постоянной готовности несколько дней подряд... Праздничным считается тот день, когда с другой кромки болота к тебе выберется твой приятель в гости и принесёт конфет или печенья. В другие же дни остаётся только в бинокль (при ясной погоде) понаблюдать за соседом. Закурился дымок-ага, напарник готовится к ужину, пора и самому ломать сушнячок... Хоть и находится товарищ в 5-6 километрах от тебя, а приятно сознавать, что здесь ты не один. Как писал Н. Н. Старченко у многих охотников есть свои «потаённые островки», куда нет доступа другим людям. Сидишь дома зимой, а мысли возвращаются туда, где лежат в захоронке топор, пила, котелки и чайники, термосы и шмели... Как они там без меня? Не затекли ли пластиковые бутыли с крупами, солью, сахарным песком? Не прогрызли ли лиса или волк банки с мясной тушёнкой?

Всё же большее время на таких охотах находишься в одиночестве, которое нисколько не тяготит... В такие моменты мысленно обращаешься к своим любимым современным охотничьим писателям. Вспоминаешь понравившиеся их изречения, сравнения, курьёзы и разные охотничьи случаи... Вот над кромкой болота прошёл с гагаканьем табунчик гусей. И сразу — Махонин:

Я узнаю по перекличке
Гусей пролётных за версту
И по охотничьей привычке
Определяю высоту.

Как здорово сказано! Прошла одна скучная «нелётная» для гусей неделя, началась вторая... Что то заскучал... Вспоминаешь, а ведь и И. Алёхин в основном в одиночку охотится в своих Приазовских плавнях. И именно на таких охотах он размышляет, что не всё в нашем Отечестве протекает в настоящие дни как надо... И действительно нелепо искать виновных среди других народностей нашей страны... Мы сами своим безучастием вели нашу жизнь к бедности, неуверенности в завтрашнем дне, экологической катастрофе, падению нравов, безверию... Не наши ли деды поддержали тех, кто обещал равенство, отобрав имущество у богатых и поделив его поровну... Одним махом от этого не избавиться... А телевидение с завидным постоянством гонит и гонит разрушительную пивную рекламу, низкопробные концерты одних и тех же закормленных эстрадных артистов, и нескончаемые перестрелки каких то «спецназовцев» с непобедимыми бандами... И откуда у нас появилось столько спецназовцев внутренних войск? Говорят, что их стало больше, чем воинов Армии. А где сюжеты, зовущие общество к созиданию? Главные герои теперь это торговцы и охранники... А где строители, землепашцы, слесари, учителя и инженеры? Вот и появился от такой жизни у Алёхина прекраснейший очерк Армагедон. Лишь на молодёжь он возлагает надежды...

В «день осенний, день ненастный» как не вспомнить Анвяра Бикмуллина — пензенского Пришвина. Точно знаю — он тоже большой любитель позднеосенних охот. Любит посидеть на своём Колбасном болоте с чучелами на осеннем пролёте... Даже в письме писал ему, что у меня тоже преждевременно кончился осенью 2003 года «бережёный хлебушек» и две недели пришлось питаться одной гречневой кашей с тушёнкой. Посмеялись вместе... А как же он прав, когда говорит, что не мы должны завидовать африканским участникам сафари, а они нам. В самом деле, читаю отчёты африканского сафари: такого-то числа «Петров» убил слона, через два дня — носорога, на следующей неделе — льва, «затем снова слона»!? И это Охота? — Нет. Такая охота мне и даром не нужна. Там всё чуждо. Другие лес и растительность, другие голоса птиц, другие воздух и запахи, не наше небо и не наши звери и птицы. Здесь же все родное. Вот благоухает болотная елочка — багульник. На следующем островке радует глаз вечнозеленый вереск. Роняет на мох свои круглые резные оранжево-буроватые листочки арктическая березка, синеет карликовая ивка. Царапает сапоги белокопытник — подбел белый. Как будто маслом смазаны вечнозеленые листочки брусничника. Мох разных цветов, от красно-оранжевого до желто-зеленого. Особенно нарядно в солнечную погоду. По мху рассыпаны красные пятна клюквы. Карликовые сосенки облеплены сизым лишайником. Не знаю почему, но меня всегда пленит лишайник. Такой древностью от него веет. И дома в поддончике на секретере радует глаз гербарий из этих болотных кустарничков. Короче, у нас здесь свой Юрский период. Наши ребята постоянно интересуются растительностью этого «глубокого тыла душевного равновесия», и, по крайней мере, никогда не спутают тростник с камышом или рогозом.

Читал, что однажды и бывшего президента Клинтона США привезли на охоту. Он выстрелил с дальнобойной винтовки по оленю... Ему доложили, что олень убит и предложили поехать, чтобы посмотреть на трофей. Клинтон отказался и приказал ехать домой. Видимо и ему стала отвратна такая «охота». Да это ведь и не охота вовсе... Без подготовки, без выслеживания и изучения местности, без изучения повадок животных... А где долгие месяцы по доставанию, изготовлению, ремонту охотничьего снаряжения? Сбору охотничьей литературы, обсуждению её материалов в кругу друзей, планированию предстоящих охот. Освоению, отладке и пристрелке ружей, отработке нужного патрона. Где радость от предстоящих встреч с друзьями в межсезонье у кого либо на квартире или просто в охотничьем магазине? Каждый везёт на такую встречу либо новый гусиный манок либо новый образец пули либо вновь приобретённую маскировочную сеть... Без ожидания самой охоты — она теряет часть своей прелести...

Но что это я всё о грустном. Вспомним рассказы М. Булгакова. Сколько в них самоиронии. Дал почитать его книгу «До Вожеги и обратно» молодому охотнику. Не возвращал несмотря на напоминания месяцев 5. Потом признался. Очень понравилась. Перечитывал несколько раз. Вот заморосил дождь и я «бодро затрусил» в своё бунгало как Михаил Васильевич. Не хочется ведь намокнуть перед ночлегом. Стало грустновато. Что вспомнить повеселее. Не о том ли как не в меру заносчивая импортная собачка бьютифул дабл-ю, по нашему Дуська каким-то образом пронюхала о своём знатном происхождении и с беспородными охотниками ведёт себя дерзко. Или о том, как две собачки умудрились открыть дверь в кладовку и умыкнуть оковалок венгерского сала, подвешенного к потолку на брусе? Для этого им вероятно потребовалось исполнить цирковой трюк, забравшись друг к другу на плечи как бременские музыканты... Но забрались, исполнили и съели замечательное сало...

А вот и заворожительная осенняя лунная ночь. Только, что закончил свой разговор с куропачём. Мы с ним говорим поочереди, «слушая друг друга». Спрашиваю: «Что ты раскричался? Разве я мешаю тебе?» Молчит несколько секунд, затем снова начинает что-то бормотать, как пьяный мужик. Перед сном обхожу своё бунгало. Луна — на месте, над головой. Вспоминаю  В. Жибаровского: «обошёл вокруг дома, луны на небе не нашёл». Помню задавал такую загадку молодому приятелю — почему не нашёл? Ответа не получил... Старый охотник — да просто выпивши он был крепко...

Правильно говорят, что дни, проведенные на охоте в срок жизни не засчитываются.

Пришвин даже писал, что не охотники проживают на «незамеченной земле»Для городских парней октябрьская слякоть- «мерзопакостная погодка», для нас — охотников — самая настоящая гусиная погода... Всё же как правило охотниками становятся с детства... Хотя эта страсть может захватить и в более позднем возрасте. Важно не опуститься до мясозаготовителя. Иначе охота уйдет потеряв свою прелесть и наступит уже «работа». Мой друг — питерский поэт В. А. Семёнов пишет:

Я — хозяин, мне не надо
больше, чем могу я съесть.
В лес ходить — душе отрада.
Не для всех такая честь.

Пожалуй лучше и не скажешь… Радуюсь, что есть такая общность - охотники, охотничьи писатели. Счастлив, что почти со всеми, приведёнными в очерке - лично знаком и дружен…

А. Азаров,
Член Ассоциации оружиеведов «Арсенал»,
Санкт-Петербург


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань