С собакой и без нее

Начало
Первый раз на охоту я попал еще в детстве, где-то лет в 10. Любовь к этому занятию, как и к собакам, привил мой дед Павел Иванович Солодовников, всю свою жизнь занимавшийся охотой. В то время он уже не мог весь день ходить по своим заветным местам, в которых добывал дичь и ружьем, и собакой. Поэтому выбирались недалеко, на 4-5 часов Дичь видели не каждый раз, но зато различных охотничьих историй от деда я услышал множество, именно они, да пусть и нечасто добытый трофей, сделали из меня охотника. После окончания школы я продолжил учебу в городе и мне пришлось на время забыть об охоте. Во время учебы в институте выбирался на охоту пару раз за сезон.

Ближе к окончанию вуза дед мне подарил купленное у одного охотника курковое ружье марки ТОЗ-БМ 1960 года выпуска. С ним я и охочусь. После учебы вернулся в родное село и начал увлекаться охотой все больше и больше.

Борзые
Эту породу собак держал мой дед, таких собак держал еще его дед, который никогда не ходил на охоту с ружьем, а брал только любимую свору и ему всегда завидовали охотники-ружейники. Редкий раз, выходя в поле, он приходил пустым.

Первое впечатление у человека, не знающего этих собак складывается обычно не в их пользу. Помню и у меня сначала были сомнения о состоятельности борзой. Высокая, с длинными и сильными челюстями, худая как голодная дворняга. Многие друзья в детстве удивлялись, как я не боялся подходить к этим зверюгам и разрешал даже класть лапы себе на плечи и облизывать лицо. Знаю, что и сейчас, у людей, мимо которых я прохожу со своим псом, возникают не самые положительные эмоции.

У деда за всю жизнь было много таких собак, но особенно он любил рассказывать об одном своем кобеле, который не давал шансов ни зайцам, ни лисицам и не боялся вступить в схватку с волком. Звали его Оскар. В лучший свой сезон этот охотничий пес взял 18 лис. Счет зайцев вообще не велся. А днем триумфа была поимка сразу трех лисиц и одного зайца. Не удивительно, что вся морда Оскара была в шрамах от схваток с лисой.

При обнаружении лисы, даже на расстоянии 1,5-2 километра, он легкой трусцой направлялся в сторону красавицы. Мог пересекать кусты и овраги, на некоторое время теряя ее из виду. Примерно на расстоянии 200-300 метров или раньше, если лиса его заметила, увеличивал скорость, быстрыми скачками настигал ее, душил и ложился рядом с ней в ожидании хозяина. Но так было только до одного случая.

Однажды, когда в очередной раз Оскар устремился за лисицей, дед не спеша пошел к месту предполагаемой схватки. Он был уверен, что добыча от ловца не уйдет. Когда он подошел к месту, то увидел, что весь снег вокруг был красным от крови. Но это была кровь не добычи, которая лежала у морды Оскара. Это была кровь собаки-победителя. Оказалось, что лисица очень сильно поранила пса, шрам тянулся от глаза до пасти. На следующей охоте, когда Павел Иванович подошел к месту поимки очередной лисы, он увидел, что Оскар разодрал свою добычу в клочья. Видимо, он очень здорово рассердился после предыдущей схватки. С тех пор он стремился разорвать лису, поэтому приходилось спешить на место поимки. Несмотря на это, деду завидовали многие охотники. Просили одолжить Оскара, чтобы поохотиться с ним. Но что удивительно, без хозяина он превращался в медленно бегущего за охотником пса, который проявлял лишь кратковременную активность, увидев бегущего зайца, и то, отбегая от своих временных хозяев, ложился. В паре Оскар работал веселее и практически ни один заяц от него не уходил.

Однажды, ближе к февралю, встретился волк. Дед указал Оскару, но, к сожалению, один он его взять не смог.

Но были с борзыми и неприятности. Не любили они, когда на них лаяли другие более мелкие сородичи, особенно, когда последние проникали в сад, где хозяйничали борзые. Порой возле миски с едой для борзой обнаруживали труп собачонки или кошки.

Случались у собак и травмы. Одна в погоне за зайцем, пересекая небольшой овраг разбилась насмерть, когда хотела перепрыгнуть преграду. Были и болезни. Особенно страшные последствия оставались после чумки. Если собака после болезни и поправлялась, в ее организме оставался неизгладимый след. Была у деда сука по кличке Сирень, которая отлично ловила зайцев и хорошо работала в паре с Оскаром, несмотря на постоянные судороги в задней части из-за перенесенной болезни.

Но несмотря на все трудности истинный борзятник, выбор которого остановился на гордости отечественного собаководства, русской псовой борзой, останется верен своему выбору. Ведь только тот, кто настойчив, добьется того, что его свора будет лучшей. Выходя в поле, он насладится погоней его любимых собак за зверем.

Последнего своего щенка дед подарил мне год назад. Сейчас я ухаживаю за ним и надеюсь, что он оправдает мои надежды.

За лисой
Однажды мы с дедом и другом Михаилом пошли охотиться на зайца. Дед взял свою борзую по кличке Пулька и дворняжку с примесью лайки — Бимку. Несмотря на свое незнатное происхождение Бимка был отличной охотничьей собакой с десятилетним стажем. Не пропускал ни один куст или овражек, неплохо распутывал следы и гонял зайца. Сейчас он на «пенсии», но при виде ружья начинает лаять, видно, не прочь побегать и погонять дичь.

Снега еще не было. Мы шли по полям, пересекая овраги, но не выгнали ни одного зайчишку.

Спустя несколько часов дед решил вернуться домой. Ведь ему уже перевалило за восемьдесят. С ним вернулась и Пулька. Оставшись втроем, мы продолжили поиски, проходя один овраг за другим. Через какое-то время, увидели, что на деревьях на противоположной стороне оврага сидят несколько серых ворон. Хотелось, конечно, стрельнуть по ним, тем более что уничтожение нескольких ворон освобождает охотника от работы в охотхозяйстве. Решили обойти вредительниц с двух сторон. На выстрел удалось подойти только мне, но я промахнулся. Подошел Михаил. По эту сторону оврага была высокая трава, и шанс увидеть зайца, а уж тем более сделать точный выстрел, был крайне мал, и мы решили быстрее выйти с этого участка.

Вдруг впереди меня из высокой травы поднялась лисья голова и быстро исчезла. «Лиса!» — крикнул я побежал туда, где мгновение назад увидел рыжую. За мной побежал и Бимка. Подбежав, мы, конечно же, никого не увидели. Только Бимка, который мог прочитать азбуку запахов, побежал по тропе зверя. Через некоторое время он вернулся. Вот где мы пожалели, что нет с нами деда с его борзой. По всей видимости, кумушка отдыхала в овражке, и мы ее спугнули выстрелом.

Вот оказывается, почему на деревьях сидели вороны — постоянные спутницы рыжих красавиц.

Первый заяц
В выходной день я решил пойти на охоту. К сожалению, Михаил был занят и я пошел один. Уже лежал снег, но было еще по-осеннему тепло, где-то около нуля градусов. Я стал бродить по полям и овражкам вблизи родного села. Несколько раз попадались ночные лисьи следы, но заячьего следа не было. Хотя по первому снегу здесь мы гоняли зайцев. Я решил пойти подальше. Уже прошло около двух часов, но я не встретил ничего напоминающего ночную жировку или свежий след.

Охотники мне также не встречались, лишь раз слышал выстрел. Стало теплеть, снег стал липким и быстро подтаивал и оседал. И вдруг я наткнулся на след сильно подтаявший, и, как мне тогда показалось, появившийся не этой ночью. Но я ошибся, просто ночью было тепло и ночной след уже утром казался несвежим. Вскоре заяц начал делать скидки. Идя, и внимательно посматривая по сторонам, я увидел впереди выемку, в которой виднелся сероватый комочек. Вскинул ружье, чтобы выстрелить. Но заяц тоже меня увидел, на мгновение прижался к земле и резко выпрыгнул из своей схоронки.

Я выстрелил, но заяц продолжал бежать. Мелькнула мысль, что я не сделал упреждение. Выстрелил второй раз. Заяц, кувыркнувшись, упал на мокрый снег. Меня окатила волна возбуждения, сердце учащенно забилось. Я стоял и не знал, что делать. Заяц затих, и я подошел к нему. Это был уже взрослый самец. Положил его в сумку, зачехлил ружье и довольный направился в сторону родного села.

Олег Захаров


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань