Дуплет, спасший жизнь

Он проснулся еще затемно. Погода испортилась: уже не моросило, а шел настоящий осенний дождь. Однако решения ехать он не изменил. Путь его лежал в небольшую деревеньку километрах в тридцати от дачи, где двое его приятелей уже месяц охотились с гончими.

Мысль навестить друзей пришла вовсе не потому, что он любил охотиться с собаками. Им он в душе не доверял, считая даже, что шумом и гамом они могут помешать охоте. Сам же предпочитал охотиться в одиночку, сторожко ходя заветными местами, где порой удавалось подманивать рябчика или сбить верным выстрелом глухаря.

Дело в другом. Те двое были его постоянными компаньонами по лосиной охоте, которой он был предан до мозга костей. Все вместе они работали на большом производстве, где он был не последним человеком, так что в распоряжении бригады охотников имелся незаменимый шестьдесят шестой «газон», всегда исправный благодаря его заботе. Он берег эту машину, старался не гонять в дальние командировки, летом потихоньку припасал бензин — и ждал снега, когда можно будет наконец отправиться в угодья знакомого егеря. Места, кстати, вовсе не дальние от Петрозаводска, но лося там было много, да и егерь свое дело знал. Однако постепенно вырубки заросли, зверь переместился в другие угодья, а затем его и вовсе стало меньше в Карелии. Все и вся подорожало, вылазки стали редкими. Вот он и надумал навестить друзей-лосятников, чтобы в охотничьей обстановке вспомнить и помечтать, что еще доведется пожарить печенки на костре и поднять по чарке на крови.

Он приехал вовремя. В небольшом бревенчатом домике горел свет, а в просторном выгуле волновались, тихонько поскуливая, гончие. Друзья держали однопометников, которые хорошо работали и в одиночку, и смычком. На этот раз хозяева взяли обоих, желая «попотчевать» гостя и учтя, что в усиливающийся дождь подъем зверя может быть несколько затруднен.

Чуть отъехав за околицу, оставили «Ниву» сиротливо мокнуть под дождем, набросили собак и пошли поначалу проселком — сразу лезть в сырость было страшновато.

Через некоторое время слева от дороги выжловка ярко помкнула, гончие быстро свалились, и начался гон. Заяц ходил широко, поэтому номера охотников оказались довольно далеко друг от друга. Примерно часа через два он услышал выстрел и далекий крик: «Доше-о-л!». Закинув ружье через плечо, отправился поздравить с полем того, кому повезло на этот раз.

Внезапно охотник остановился. Перед ним стоял медведь. Еще шаг — раздался рев и медведь бросился вперед. Мелькнула достаточно бесполезная в этой ситуации мысль: «Почему зверь напал, ведь у него явно оставались пути для бегства?». Позже, уже при разделке туши, этому нашлось объяснение: медведица оказалась подранком, в плече ее сидела пуля, уже затянутая капсулой жира. Так что отношение к человеку у нее было весьма определенное.

Перезарядить ружье, в котором были дробовые патроны, времени не оставалось. Не потеряв самообладания, он напустил медведицу как можно ближе и выстрелил дуплетом. Зверь проскочил мимо и завалился под небольшой косогор.

Подойдя, он увидел, что зверь еще жив — тяжело дышит, шевелит лапами, но попыток подняться не делает. К тому времени ружье было заряжено наконец-то нашедшимися пулевыми патронами. Мучения медведицы надо было прекратить, и он упер приклад в плечо. Оба пулевых патрона дали осечку...

Андрей Жуков,
город Петрозаводск


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань