На лисицу

В 80-е годы облавные охоты на лисицу коллективы военных охотников проводили самостоятельно, в помощь им выделялся егерь. Часть охотников шла в загон, а остальные составляли линию стрелков. Сейчас к этим охотам стала проявлять интерес та категория охотников, которая способна оплатить охотничьему хозяйству работу нескольких егерей, чтобы самим быть только стрелками.

Иногда руководители охот для усиления подобных коммерческих команд приглашают охотников, приехавших в это же время на базу. По опыту участия в таких охотах у меня сложилось мнение, что наши военные охотники готовятся к выезду ответственнее, а во время загона проявляют большую дисциплинированность.

В этот раз я и оказался в составе такой команды.

В назначенный час прибыл егерь, обеспечивающий линию стрелков. На вопрос кого-то из группы отдельно стоявших «коммерческих» подшефных:

«Можно ли пройти без лыж?» — он ответил: «Сила есть — пройдёте».

Диалог имел послесловие. Когда начали выдвигаться на позиции, я увидел, что пятеро из «коммерческой» группы не взяли на выезд лыжи. Теперь они месили рыхлый снег, все больше отставая от остальных.

Через некоторое время эти пять человек совершили вторую оплошность. Решили дальше не идти и назначенные им позиции не занимать, а рассредоточиться между ближайших стрелков. Разумеется, это вызвало недовольные замечания последних. Их оппоненты повысили голос. Возникли споры. Но самое неприятное заключалось в том, что «диспуты» открылись как раз тогда, когда начался загон. В результате сюда зверь не вышел, а по уверениям загонщиков гонные следы в данном направлении были.

Мне, как стрелку, в этой охоте достался последний номер. Справа по опушке леса был основной участок линии стрелков, впереди в сторону загонщиков по границе поля и леса уходила дренажная канава. Именно там были позиции тех пяти номеров, до которых не дошли беззаботные «коммерсанты».

Минут через десять после начала загона из канавы на поле, метров за девяносто-сто впереди меня, вышла лисица. Сделав небольшой полукруг, она вернулась в лес. В голове мелькнула мысль, что для стрельбы на большие расстояния стоило бы заменить хотя бы в одном стволе «двойку» на «нули», но было поздно.

Вскоре лиса вновь мелькнула в канаве и затем показалась на поле. Теперь она ближе, до нее метров шестьдесят-семьдесят. Рискну! Я прицелился и выстрелил. Зверь, покрутившись на месте, встал ко мне боком. Еще выстрел, лисица упала на спину и вяло перебирала лапами. Ее поведение породило надежду, что сегодня я с трофеем.

Но радоваться было рано. Когда я достал патроны, она уже сидела. Я заторопился, а в спешке все пошло не так, как хотелось бы. Один из патронов упал в снег, а оставшийся в руке — опять с «двойкой». Я еще раз выстрелил и увидел, как, еле двигаясь по полю, лиса добралась до опушки, сползла в канаву и скрылась из поля зрения.

Пошел вперед с надеждой, но она, к сожалению, не сбылась. Вдоль следа зверя была обильная кровь. На отвале канавы, прямо напротив схода лисицы с поля, виден вход в нору, туда же тянулся и ее след...

Результат загона неутешителен: раненая лисица понорилась, другая ушла через загонщиков.

Примерно в таком же ключе проходили и следующие загоны. Во время одного из них три человека из коммерческой команды собрались на одном номере для продолжения вечерней беседы. И нет ничего удивительного, что зверь прошел через оголенные секторы незамеченным.

Подобные итоги приводят к размышлениям о теории и практике подготовки и проведения таких мероприятий. Причем, каждой стороной: как охотниками, так и специалистами охотхозяйства. Егеря должны хорошо знать места дневного отдыха зверя (пустые загоны не делают им чести), угодья как своего обхода, так и всего хозяйства. Бывают случаи, когда из-за недостаточного знания угодий цепь загонщиков проходит даже мимо линии стрелков. Разрывы в цепи загонщиков, через которые уходит гонный зверь, довольно частое явление в таких охотах.

Охотники при подготовке к коллективным охотам должны проверить состояние своего оружия, боеприпасов и снаряжения (осечка не повысит настроения ни виновнику, ни коллективу). К обязательному снаряжению для охоты зимой нужно отнести лыжи и маскировочные костюмы.

Считаю совершенно неприемлемыми для загонной охоты пятизарядные автоматы. По правилам этих охот заряжание оружия производится после того, как охотник встал на номер и пропустил оставшихся стрелков для занятия позиций. В результате за несколько минут до начала загона «автоматчики» начинают щелкать затворами. Эти щелчки человек с нормальным слухом свободно фиксирует за сто метров, а что говорить о звере?..

Неплохо, если охотники имеют свои хорошо подогнанные лыжи. В охотничьих хозяйствах, как правило, есть лыжи, но доставшаяся охотнику пара порой не совсем подходит к его обуви. Для выдвижения на линию стрелков зачастую приходится идти не один километр. А это либо поле, либо лесная дорога. В декабре-феврале природа средней полосы успевает их хорошо снежком окутывать. В итоге на чужих лыжах охотник занимает назначенную позицию изрядно уставшим, не готовым к меткой стрельбе.

Каждый участник облавной охоты должен понимать, что трофеи в таких охотах достаются далеко не каждому, что от четкости выполнения указаний, полученных на инструктаже, во многом зависят не только личные результаты, но и успех всех товарищей по команде.

Выбор одежды должен быть оптимальным, чтобы на номере не мерзнуть и при движении не перегреваться.

Охотничьей страсти, как и любви, все возрасты покорны. Это требует уважительного отношения к ветеранам. При расстановке на номера, не задевая самолюбия старших по возрасту, целесообразно предлагать им позиции в начале линии стрелков.

Вообще руководители должны хорошо знать свои коллективы, каждого новичка и ветерана, и с учетом этого действовать при подготовке и в ходе охоты.

Загоны на лисицу организуются чаще всего в лесных массивах, окруженных или граничащих с полями, на которых она мышкует. Лиса — зверь очень чуткий, поэтому загоны на нее делают большими, строго соблюдая меры предосторожности, чтобы не подшуметь зверя.

При расстановке стрелков на линии особое внимание должно уделяться старым лисьим и заячьим переходам, кабаньим тропам и тому подобное. Если загоны продолжительные по длине, то стрелков целесообразно выставлять и на боковых опушках лесных массивов, а также на стыках с другими лесными массивами.

Расстановка стрелков на лини по возможности должна проводиться из-под ветра, а движение загонщиков по ветру. Выход зверя на позиции стрелков нужно ожидать практически сразу после начала движения загонщиков.

Если организаторы охоты и охотники придерживаются этих правил, то результат может быть не хуже, чем на прилагаемой фотографии.

Александр Курочкин,
полковник запаса, почетный член ВОО


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань