На косулю

На косуль я охотился несколько раз со своим приятелем Сергеем Фадеевым за территорией танкодрома нашей части, расположенного на обширном плато между двумя хребтами сопок. Места там были глухие. Ведущая сюда полевая дорога и участки для вождения боевых машин на самом танкодроме были разбиты танковыми гусеницами и только мы с Сергеем решались в выходные дни на двухколесном мотоцикле трястись по этим кочкам и рытвинам, чтобы выбраться на непроезжие для техники, но более «гладкие» для человека пешеходные тропы за танкодромом в надежде на встречу с дикими козами.

Как-то в субботу, получив разрешение командира, мы затемно выехали из дома для семей офицеров части, и перед рассветом оказались за границей танкодрома. Дальше дороги не было. Оставив мотоцикл в кустах, направились к сопкам. Вскоре вошли в широкий каньон, по середине которого протекал ручей, а справа и слева возвышались крутые склоны сопок, покрытые богатой растительностью. Занимался рассвет, и «золотая осень» с каждой минутой все больше открывала свою красоту. Листва на деревьях переливалась гаммой разнообразных красок от ярко-зеленой и янтарно-желтой до темно-багровой. Многие лиственницы были переплетены лианами дикого винограда с синими гроздьями плодов. Внизу на лужайках с сочным разнотравьем и на склонах сопок, по нашим расчетам, должны были пастись козы.

Мы с Сергеем «распределились» и медленно шли по обеим сторонам ручья, внимательно осматривая местность на своих направлениях. Текли минуты, становилось все теплее, но косули в поле нашего зрения не попадали. Я уже начал укрепляться в мысли, что вряд ли мы сегодня их обнаружим, как прозвучал выстрел, эхом отозвавшийся в долине. Повернув голову в сторону Сергея, увидел пять диких коз, мелькающих в кустарнике. Пробежав метров сорок, они остановились и стали прислушиваться. В это время прозвучал второй выстрел, после которого косули, уже не останавливаясь, скрылись в густых зарослях.

Моему напарнику не удалось обзавестись трофеем: слишком большое было расстояние для стрельбы без оптического прицела. Мне же вовсе не встретились козы. А в полдень, когда уже, как говорится, с меня семь потов сошло, из под ног выскочил заяц и, пробежав метров пятьдесят, остановился, встав на задние лапы. Я не мог не воспользоваться благоприятным случаем и поразил его пулей, тем самым обеспечив нам с приятелем сытный обед.

Ночевали мы в фанзе знакомого Сергею охотника-промысловика. Это был мужчина лет пятидесяти пяти с окладистой русой бородой и копной густых, с проседью, волос. За ужином он поведал нам много интересного из своей жизни охотника и повадках животных, обитающих в этой местности, подсказал, где нам лучше искать коз завтра.

Когда небо стало сереть, мы отправились в обратный путь, рассчитывая на удачную охоту.

В этот день нам повезло. Примерно через пару часов Сергей завалил самца с красивыми рогами и, водрузив его на плечи, продолжил путь к оставленному у танкодрома мотоциклу. Я же остался, рассчитывая, что в этом районе охота скрадом мне тоже принесет счастье. В нескольких местах я видел пасущихся косуль, но не в пределах верного выстрела.

Наверное, через полчаса после ухода Сергея я увидел на склоне пасущихся трех коз и вскинул карабин. Косули заметили меня и поскакали к кустам, поэтому мне пришлось стрелять в угон. После первого выстрела они только прибавили в скорости, вторым выстрелом, поторопившись, я опять промахнулся. Косули были уже рядом с кустарником, когда я произвел третий выстрел. Спустя мгновение понял, что пуля опять не поразила цель, так как заметил фонтанчик мелких осколков гранита, в который она попала. От досады я сплюнул и, взяв карабин на ремень, повернулся к тропе, решив поскорее догнать товарища и помочь ему нести самца. Но что-то заставило меня еще раз посмотреть в сторону кустов, за которыми скрылись козы. И то что я увидел, меня озадачило: из-за кустарника выбежали не три, а две косули. Я сначала подумал, что одна из коз повернула в сторону, но тут же эту мысль отбросил: косули, как правило, от опасности убегают вместе, в составе той группы, в которой паслись. Не исключил я и другой вариант — коза могла быть ранена и поэтому отстала от своих сородичей. Мысль об этом заставила меня подняться по крутому склону к тому месту, где пробегали косули, когда я по ним стрелял. Я прошел по следу коз метров сто и увидел лежавшую за кустами большую косулю. Она была мертва. И что меня удивило больше всего, это отсутствие в теле входного отверстия пули. Повреждены были левый глаз и прилегающая к нему височная область. Причем, эти повреждения находились с противоположной стороны, откуда я стрелял по козам. Вероятно, косулю поразила не пуля, а осколок гранита, отскочивший от скалы при моем выстреле. Вот такой курьезный случай помог мне добыть богатый трофей.

Виктор Валуев


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань