Приметы и мы

У того беда на носу висит, кто примет не чтит и не слушает старых людей.

Старинная русская поговорка

В наш просвещенный век люди больше верят в неопознанные летающие объекты и пришельцев из космоса, чем в нечистую силу, леших и водяных. И все же многих образованных индивидуумов не только минувшего, но и настоящего времени можно назвать суеверными, то есть склонными верить в сверхъестественные явления, предзнаменования будущего. Характерные примеры. Император Николай II собирал подковы, ибо считал, что они приносят счастье. Некоторые нынешние политические деятели обращаются за предсказаниями к астрологам и гадалкам.

Особенно живучи предрассудки среди охотников. Редко кто из них, собираясь на охоту, в ответ на добрые пожелания провожающих: «Ни пуха ни пера!», не отвечает: «К черту!’. Считается, что когда человек уходит на охоту, с ним отправляется и черт, сидящий за левым плечом с целью напакостить человеку. Чтобы сбить с толку черта, охотнику и желали: «ни пуха, ни пера», как будто не охота вовсе предстоит человеку, а другие дела. Охотник в свою очередь подтверждал, что он якобы пошел к черту. У эвенков напутствие мужчинам-добытчикам делается летом на празднике перед началом охоты. Исполняется песня, в которой говорится: «...уходя на охоту, не хвались, а то все звери разбегутся и добычи не будет».

Распространено мнение, и даже в песне семидесятых годов поется, что не повезет, если черный кот дорогу перейдет. Оказывается, это не всегда так. Более грамотные суеверы утверждают, если черный кот дорогу переходит справа налево, то есть как бы в пазуху мужской одежды, то наоборот, будет прибыль, удача на охоте. В некоторых местностях считают нечистой силой не черного кота, а зайца. И если последний перебежит дорогу, то уже наверняка охота не получится. «Щоб вам заяц дороги не перебиг!» — и сегодня можно услышать пожелание на юге Украины.

Существует и такая примета. Рубеж октября и ноября в старых календарях означал наступление «заячника» — начала зимней охоты на косого. В некоторых деревнях охотники в это время отправлялись в лес и вешали на нижний сук дерева небольшую связку моркови, при этом приговаривали: «На сто зайцев». Тем самым желали обеспечить себе успешную добычу. А на празднике охотников, который на Руси считали 12 ноября (день Зиновия), надо было обязательно затравить хоть одного длинноухого, чтоб быть удаче весь год.

В северных лесных краях нашей страны охотники с суеверием относятся к медведю. Они никогда в лесу вслух не назовут его медведем, чтобы не вызвать гнев зверя. Его предпочитают называть уважительно «хозяин», «топтыгин» и т.п. А у некоторых народов медведя приравнивают к человеку, но в природной шубе, считая, что у него то же строение тела, та же плоть. И потому нельзя есть медвежатину, ибо по вековечному запрету нельзя есть мясо, подобное себе — иначе на тебя обрушится безумие, и род твой выродится.

Среди предрассудков, особенно «научно-обоснованных», широко распространен такой, как «порча с глазу». Ефим Пермитин в одном из своих охотничьих рассказов приводит пример, как опытный сибиряк Поликарп Корзинин, готовясь к охоте, закрывал во дворе ворота, чтобы никто не видел его и не сглазил, так как»...по суеверному поверью Поликарпа Мефодьевича, сборы на охоту должны быть без чужого «черного сглазу!». Об этом суеверии также писал классик охотничьей литературы Сергей Аксаков. «Уверенность в недобром глазе, какой бывает у некоторых людей, преимущественно старух и стариков, способности их «сглазить», или «озспать», очень укоренена в охотниках. Они верят этой силе безусловно и не только сами боятся встречи с такими людьми, особенно при выходе на охоту, но берегут от них собак и ястребов, даже прячут ружья и всякие звероловные и рыболовные снасти.

Аксаков даже опубликовал специальный трактат «Несколько слов о суевериях и приметах охотников», где привел множество собранных им охотничьих предрассудков и примет прошлого, некоторые из которых распространены и сегодня. Суеверия среди охотников писатель считал закономерным явлением. Они зародились в древние языческие времена, когда жизнь человека зависела от удачливой охоты, а сама природа порождала мысль о ничтожестве человека перед лицом всемогущих стихий и, следовательно, требовала от него дисциплинированного и нравственного поведения на охоте и скромной важности при богатой добыче.

Так десятилетиями и веками формировались в народе не только мудрые мысли и правила, но и заблуждения. И пусть ныне нелепость предрассудков, суеверных примет абсолютному большинству очевидна, все же они, подобно русским сказкам, будоражат наше воображение и чувства. И если вы, уважаемый читатель, не суеверны, но вас постигла неудача на охоте, все же вспомните: мимо какой приметы вы прошли, не обратив на нее внимания. И не забывайте говорить друзьям «ни пуха ни пера!».

Николай Ревякин


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань