За волком с флажками

Волка знают все. Много написано о нем как в художественной, так и в научной литературе. А вот охотников, способных добыть волка и делающих это, сейчас мало. Самостоятельно организовать такую охоту может далеко не каждый, хотя любой охотник мечтает хотя бы раз в жизни поохотиться на волков. Расскажу о двух случаях, когда мне довелось участвовать в таких охотах.

Было это в Карелии. Закончился сезон охоты на копытных и пушных зверей. Наступила пора разобраться с местными «серыми» хищниками. Мы с моим наставником в промысловой охоте Юрием Михайловичем в течение всего охотничьего сезона скрупулезно отмечали и записывали все встречи волчьих следов с указанием направления и даты встречи. К концу сезона уже было известно, что если следы волков встречались, например, сегодня у реки возле поселка, то завтра звери останутся на дневку в соседнем участке у мохового болота. И таких мест мы уже знали несколько.

Возвращаясь после объезда угодий, уже под вечер, мы подсекли волчью тропу.

— Та-а-к. Здесь должны дневать. Надо флажить, сегодня не сделаем, ночью уйдут. Давай обрезать с двух сторон, — сказал Юрий Михайлович.

Ехали мы с юга — здесь выходных следов не было. С восточной стороны участок леса пересекал наш «буранный» след. Я мигом проскочил этот участок, оставил «Буран» на тропе и пешком по снегу (лыж мы не прихватили) обрезал по квартальной просеке северную сторону до квартального столба. Там Юрий Михайлович уже побывал. Я по своим следам вернулся к снегоходу. Юрий Михайлович меня уже ждал, подъехав на своем «Буране».

— Есть? — шепотом спросил он.

— У меня чисто, выходов нет,- так же шепотом ответил я.

— Значит, волки здесь. Флажим! Шума моторов снегоходов волки не боялись, привыкли. Теперь надо срочно натянуть флаги. Скоро уже стемнеет, волки могут встать с дневки. Забрав катушки с флагами из саней, мы быстро разошлись в разные стороны, начав делать оклад прямо от «Буранов». С целью экономии времени я просто тянул флаги за собой, разматывая катушку, решив их вешать на обратном пути. Размотав все катушки, я, стараясь делать как можно меньше шума, вешал флаги с противоположной от оклада стороны просеки. Флаги закрепляются на уровне глаз волка с учетом того, насколько глубоко зверь проваливается в снег. Линия флагов должна быть ровной, без провисов и поднятий веревки, она как бы повторяет рельеф местности. Не должно быть никаких острых углов, повороты линии только плавные. Флаги вешаются с таким расчетом, чтобы волки заранее издали увидели их.

Закончив работу с флагами, я сел на «Буран» и стал ждать Юрия Михайловича. Постепенно стемнело, а его все еще не было. Забеспокоившись, пошел ему навстречу к западной квартальной просеке. Уже пройдя ее почти до конца, вдруг увидел впереди вспышку света. Что такое? Оказалось, что у Юрия Михайловича флажковый фал на последней катушке перепутался, распутать его не удалось, и он, торопясь и опасаясь, как бы волки не вышли из оклада, стал резать фал кусками, а в темноте начал подсвечивать себе спичками.

Ну вот. Зафлажили. Основная работа сделана. Волки, а их четыре, как мы ранее определили по следам, теперь никуда не денутся, будут сидеть до утра.

Позвонили вечером председателю районного общества охотников Михаилу. Тот обещал с утра быть на месте с группой охотников, кого сумеет найти за вечер.

Однако утром оказалось, что Михаил приехал только вдвоем с братом, да еще и с карабинами. Пришлось поехать в лес вчетвером. Пока Юрий Михайлович рассказывал мужикам, что к чему, я быстро обошел оклад по кругу — прояснить ситуацию и убедиться, что волки не ушли.

К сожалению, судя по следам и поведению, волчица (по А.Н. Формозову, у волков всех возрастных групп соотношение длины следа к его ширине у самцов равно 1,3, у самок — 1,5), ушла, перепрыгнув через флаги в том месте, где как раз были развешены обрывки фала. По следам было видно, что стая долго ходила вдоль флагов, трое держались позади, а волчица все-таки перепрыгнула, звала остальных за собой, натоптав тропу уже с внешней стороны линии, и, наконец, ушла.

Юрий Михайлович сказал, что уход поверх флагов, видит второй раз в жизни. Бывает, что волки, страшно труся, проползают подлинней флагов, там, где сегменты фала почему-то оказались выше, чем надо, или линия флагов проходила поверх канавы, не повторяя ее рельеф, или были какие-то другие огрехи окладчиков. А вот чтобы перескочить... Следует отметить, что Юрием Михайловичем, самим или под его руководством было добыто более 120 волков. Раньше он работал 12 лет в государственном заповедно-охотничьем хозяйстве «Завидово» охотоведом и был там старшим спецбригады по отстрелу волков.

Стрелки встали на номера, углубившись внутрь оклада на 5-8 метров, причем Михаила поставили рядом с входным волчьим следом, а я пошел в загон. Шел не спеша, без крика, выйдя на заходной след зверей, примерно в двухстах метрах от флагов, далее по нему. Вдруг выстрел, второй... Все стихло. Выбрался из загона к мужикам минут через двадцать. Они сидели на «Буранах», рядом лежал добытый волк-переярок, а Михаил красочно рассказывал, как все получилось.

Не теряя времени, я снова расставил стрелков и стал делать загон вторично. Однако ничего не получилось. Оставшиеся два волка крутились внутри оклада и не выходили на стрелков.

На следующий день с председателем охотобщества приехало человек пятнадцать, и волков взяли в первом же загоне.

Вторая моя волчья охота состоялась на следующий год. Наша бригада из шести человек, полностью экипированная, даже были две переносные рации, выехала в охотугодья на волков. Базировались мы в деревенском доме на берегу озера Сандал. Снегоходы оставляли в лесу, чтобы не тратить лишний бензин, а сами каждый день на машине возвращались на ночевку.

Старых следов волков было довольно много, но свежую тропу удалось обнаружить только на третий день. Круг на «Буранах» заложили очень большой, выходного следа не было, надо было разрезать участок на две части, так как флагов было четыре с небольшим километра. Заходной волчий след тянулся по льду озера и скрывался в чахлом сосняке. Я, как бригадир, оставил Юрия Михайловича с егерем Володей на берегу озера ожидать, пока мы с Михаилом будем на лыжах резать обойденный участок на две части. Двое членов бригады в этот день отсутствовали.

Вообще для оклада волков надо иметь как можно больше флажков, тогда возможно офлажить весь участок, а потом резать его для проведения непосредственного самого отстрела тоже флагами. При большом окладе волки не особенно пугаются — им есть где отсидеться. Получается больше работы, но она того стоит.

— Включите рацию на постоянный прием, будьте начеку, — и мы с Михаилом тронулись в путь.

Разрезав участок, определили, в какой части волки. Нелишне сказать, что двигались мы по лесу, соблюдая возможную тишину. Возвращаясь назад, я увидел впереди наши следы от «Буранов» и решил спрямить круг, выйдя на них.

Когда до следа оставалось метров пятнадцать, вдруг как из-под земли появились три волка и скачками, увязая в снегу, рванули в сторону озера. От неожиданности мы немного запоздали с выстрелами, сдуплетили и волки исчезли. На снегу алели красные пятна крови. Есть!

Я тут же поспешно включил рацию.

— Волки! Идут на озеро по входному следу! Срочно один с карабином туда!

Было слышно, как взревел «Буран». Нормально, Володя должен успеть перехватить, на озере он их возьмет.

— Один подранок, Юрий Михайлович! Мы с Мишей его протропим, ждите нас где-нибудь недалеко от входного следа.

Тут раздались выстрелы из СКС со стороны озера. Опять взревел «Буран», стих, три выстрела, снова «Буран», выстрелы, снова «Буран»... Ну, все. Волки наши.

Подъехав, увидели страшно возбужденного и расстроенного Володю.

— Ребята! Виноват! Как понесли они по озеру, как понесли! Я стреляю, догоняю, стреляю, а они как заколдованные. Я ведь первый раз на волков охочусь. А потом смотрю, целю-то я в волка через мушку, а приклад в азарте даже в плечо не упираю, ствол, естественно, вверх направлен. Потом вот одного зацепил, а два так и убежали, — сконфуженно рассказал он.

Проверив по следам, мы определили, что волки лежали в тридцати метрах от проходящих «Буранов», но не встали, почуяв, что мы проезжаем мимо. Вот такие они, эти волки.

Николай Смирнов


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань