Ночёвка в болоте на Покров

Содержание

  1. Начинается
  2. Если бы, да кабы...
  3. Ночёвка в болоте на Покров
  4. Сомнение
  5. Кульминация
  6. Утренние трофеи
  7. Самонадеянность
  8. На пределе возможностей
  9. Ночной налёт
  10. Выбор ружья и компановка патронов
  11. Сложности быта и охоты
  12. Невиртуальные спутники


Напросился однажды молодой охотник — приятель ко мне на гусиную охоту в болото. Ни дальний переезд ни трудности охоты в непроходимом болоте о которых он знал с моих рассказов не сбавили его пыл... И хоть знал я, что с таких предприятий толку мало, но почему-то уступил... Продиктовал я ему список необходимого снаряжения, предупредив, что ходьба очень тяжёлая и других вещей брать не стоит... И вот несколько сот километров позади... Дальше только пешком. Смотрю — рюкзак у него надёжный — станковый. Аналог «Ермака». Большая часть груза распределяется на пояс, разгружая плечи и позвоночник. Ничего. Как-нибудь дойдём. На кромке болота как всегда врюхались в залипуху... Идти было очень тяжело. Ноги проваливались иногда выше колен. Но шли потихоньку, с периодическими остановками на отдых, да и силы ещё были свежими... Предварительно взяв азимут по компасу я периодически сверялся с ним. И тут я заметил, что приятель всё время забирает левее. Я крикнул чтобы он держался ближе ко мне. Его ответами были какие-то невразумительные рассуждения, что там легче идти... Мне забирать левее было никак нельзя. Ведь мы бы тогда не попали бы на свои озёра-грязи, куда я его вёл... Боясь потерять его и мне поневоле приходилось забирать несколько левее... После очередного отдыха мы снова шли по азимуту, но темп движения резко снизился из-за отставания моего напарника. Пройдя ещё часа два я с сожалением понял, что сегодня нам вдвоём до обустроенных лабазов-бунгал не дойти. Напарник всё время намного отставал от меня. Приходилось его поджидать. У меня такого никогда не было. Я хорошо знаю как тяжело придётся ночевать на неподготовленном месте в глухом болоте начнись дождь или мокрый снег. А ведь сегодня как раз Покров -14 октября. Решил всё же поднажать. И о чудо! Приятель стал меня догонять. Каково же было моё разочарование, когда поравнявшись со мной я не увидел на нём рюкзака. Он показал мне островок соснячка где оставил рюкзак и где, по его мнению, хорошо переночевать. Что делать! Пришлось вернуться и думать уже не о завтрашней охоте, а о ночлеге. Но ведь и топор и ножевка и тяжёлый таёжный нож у меня круглогодично хранятся там у бунгало (у озёр). В этой же куртинке соснячка мы нашли два старых настила и кучу сваленных корявых сосен. Видя, что сумерки стремительно приближаются, я быстро стал подправлять один из настилов, предложив то же самое делать и приятелю. Но он отказался от такой работы, сказав, что он устроится вот на этой высокой кочке. У него был рукав из полиэтиленовой плёнки длиной 3 метра и полиуретановый коврик. Здесь же выяснилась и причина его невероятного отставания от меня. Наслушавшись перед этим наших рассказов о том, что в данном болоте много воды и сложно обустроить лежак-настил из-за отсутствия сосёнок необходимой длины он заблаговременно втихаря напихал в рюкзак 4 Уазовских камеры и автомобильный насос. Конечно вес рюкзака стал плохо подъёмным. . . Мои объяснения, что кочка за ночь при дожде может провалиться и он намокнет остались без внимания... Ровно в 19. 00 начался дождь. Затем поднялся шквалистый ветер. К этому времени мы уже попили чайку и каждый забрался в своё убежище... Это был 2000 год и может быть кто из охотников (ночевавших в лесу) помнит эту ночь? Дождь превратился в хлопья мокрого снега. Казалось Природа специально устроила мне этот кошмар для того, чтобы я впредь не тащил в лес неподготовленного человека... Ураганный ветер клонил до земли чахлые сосёнки, ветер свистел и завывал в коряжнике, полоскал и хлопал концами навеса-плёнки... Какой уж тут сон... И всё же по старой таёжной привычке старался все мысли в голове упорядочить, успокоится, помня, что утро вечера мудренее. Видимо я всё же задремал так как во сне мне приснилось, что мы горим. И точно уже наяву меня ослепил яркий свет и за плёнкой раздавался треск горящих сучьев сосняка. Сорвав плёнку я ужаснулся — огонь уже подступил ко мне и до лежака было не более полуметра. Ведь могли загореться ружьё, патроны, вещи да и сам мог обгореть! Закричав свежеиспечённому таёжнику о срочном убавлении огня я бросился растаскивать коряги... Убавив огонь и успокоившись я напомнил приятелю, что такой бессмысленный огромный костёр разжигали только беспечные пираты, которых увидел на своём острове Робинзон Крузо... Ведь к такому костру близко не подойти, дрова быстро сгорят и опять беспросветная холодная ледяная ночь... Посмотрев на его внешний вид мне стало всё ясно. Как я ему и говорил кочка его осела — продавилась, торец плёнки задрался вверх и его поласкало ледяной водой в его же плёнке-трубе как в водосточной трубе. Я испугался не на шутку. Что с ним делать? Время ещё только 3 часа, а у него уже зуб на зуб не попадает... Весь мокрый. Сухой нитки нет. А дождь со снегом не прекращается... Помог натянуть для него полог-навес, экран, сели рядом у костра. Вскипятили чайку. Наконец-то он понял чудодейсвенное свойство маленького костерочка, примитивного укрытия. Кстати спросил, как он умудрился в такой ливень развести костёр. Оказывается он не долго думая поджёг целиком весь запас сухого горючего, все 7 таблеток... Видя, что он согрелся и успокоился, я вернулся в своё укрытие. Стал думать. Ясно, что не до охоты... Надо выводить парня. Ответственность всё же на мне. Но вспомнив наказ охотоведа, что ночью лучше по грязям не лазать. Можно влететь в трясину... И самому ещё раз пришлось вставать так как вода от ливня поднялась, притопила мой настил и почти достигла спины. Дополнительно наломал лапника и постелил поверх лежака. Ровно в 6. 00 стали собираться. Взял обратный азимут. Приятель плёлся позади. Это была мука, а не переход. Остановки следовали одна за другой. Что я не делал. И ругал и стыдил, ничего не помогало. Видимости не было и шли только по компасу. Но и здесь подойдя ко мне вплотную напарник нервничая доказывал, что мой компас затёк, обманывает и мы идём не туда куда надо. Я объяснял, что компас барахлит, когда он приближает вплотную к нему ствол своего ружья, показывая на поведении стрелки компаса при подносе к компасу ствола и его отдалении... Периодически на остановках приятель вытаскивал с рюкзака вещи и бросал их на мох. Мне оставалось только в этих местах привязывать к макушкам сосёнок метки-пакеты, чтобы впоследствии найти и забрать ценные вещи. Так шли мы около 5 часов... И только выйдя с болота в лес я провёл над напарником психологический эксперимент. Я сказал дорога здесь одна, блуждать негде, а нам надо на проходящий поезд. Иначе снова ночёвка, так как следующий поезд только завтра. Ты моложе меня в два раза, рюкзак уже пустой поэтому не отставай. И пошёл ходко к железной дороге. Оглянувшись через некоторое время я не увидел напарника... Но ждать как прежде не стал, а спокойно продолжал путь... Выйдя на чистину увидел чёрную точку, которая заметно стала увеличиваться по мере приближения железки. Поднажал всё-таки! Ведь уже никаких отговорок у него не было и пришлось силу воли применить... Мало того. Придя к полустанку, приятель повеселел, стал даже шутить. Мою ошибку раскрыл мне один молодой человек, вовсе не охотник как вы могли в такое суровое место взять неподготовленного человека? А ведь верно... Вещи приятеля я собрал позже уже по снегу на лыжах на зимней охоте... До сих пор хорошо помню эти мучения и скитания по болоту... Не в них ли таинство наших русских охот? Прав  А. Бикмуллин — не мы должны восхищаться Африканскими Сафари. Нам должны завидовать иностранные гости! Только вероятно у нас и сохранилась редчайшая возможность такого единения и восхищения Природой. Только в России охотник может общаться с ней наедине, а не в компании инструкторов, страхующих и носильщиков...


Поделиться







© 2007–2017 Астрахань